Петербургские искусствоведческие тетради 2015

Творчество Юрия Горбачева  
как символ кризиса стратегии резистентности в искусстве 21 века.

Художник Юрий Горбачев свободен в своем творчестве. Он настолько явно получает удовольствие от того, чем занимается, что этот энергетический позитивный заряд передается зрителю как мощное средство от всех видов уныния и депрессии. Источником напряжения, излучаемого человеческой личностью, то, что сегодня называется «харизмой» и в высокой степени присуще Ю. Горбачеву, является (по Вернадскому) биогеохимическая энергия живого вещества биосферы. Реальное энергетическое поле человека индивидуально, у того, кто родился художником, оно обладает специфической особенностью, называемой «Воля к искусству» („Kunstwolle“, Rigel, Worringer, 1906 (9)). Определяется «Воля к искусству» как внутренняя потребность, исходное начало, первый импульс к созданию произведения искусства. Носитель «Воли...» - художник – играет в жизни человечества естественную роль инструмента, дающего людям возможность прикоснуться к тайнам бытия, увидеть их там, где обычный взгляд скользит, не останавливаясь, мимо.

Человек живет внутри сложной системы знаковых конвекций (язык, религия, общество, наука). Искусство – то, что остается,если все эти знаковые оболочки снять(10). Оно обращено к душе, для него нет различий ни во времени, ни в реалиях жизни конкретного человека-зрителя. В конце 20 –наступившем 21 веке в информационном обществе произведение искусства становится в значительно большей степени, чем ранее, сферой приложения эмоциональной активности зрителя, его интуиции. При этом постижение единства понятия и образа становится единовременным личностным слиянием сознательного и интуитивного. Современность породила рождающееся на наших глазах новое по форме и содержанию актуальное искусство. Художник Юрий Горбачев в полной мере представляет то новое, что актуальное искусство дарит человечеству.

В произведениях актуального искусства зафиксировано неповторимое мгновение экстатического переживания художника. передающего зрителю не столько материальные формы, сколько образ, красота которого внезапно открылась его (художника) взору. Это впечатление возникает не в результате постепенного разглядывания, но мгновенно. Художник быстрым взглядом проникает в суть вещей. В зримых образах раскрывается внутреннее состояние данного краткого мгновения, тождество обыденного и сакрального.

Искусство Юрия Горбачева как актуальное искусство - это "то, к чему зритель ещё не привык" (10). Его поиски идут в направлении синтеза. Там, где художник прошлого помещал человека, как присутствие, Юрий Горбачев видит только репрезентацию самого себя, выражая свои настроение, чувства путем комбинирования самых несопоставимых элементов - металла, живописи, эмали, графики, вербальной информации 9надписей). Сочетание словесной и образной информации(визуализация вербального содержания) имеет истоки в характерном единстве текста и рисунка древнейших времен (например, древнерусского лубка). Возможно современное использование синтеза изображения и надписи, когда между ними нет прямой связи по содержанию, она заменяется косвенной. Надписью фиксируется словесно мысль художника, возникающая при создании и созерцании изображения. Такое направление в современном искусстве общепринято называется концептуализмом и его авторы - наиболее связанные с окружающей действительностью, мыслящие в своем творчестве. Если раньше концептуализм программировал сложный процесс восприятия, наполненный литературными, социальными, эстетическими ассоциациями, то в наши дни, в том числе в творчестве Юрия Горбачева, современно сопряжение существенного по смыслу высказывания с экспрессивным наполнением художественного жеста. Таковы, например, воплощения символов непознаваемых сущностей бытия в работе "Четыре элемента" (2008). Такой символический ход отвечает современному коллективному ожиданию новой эстетики, новых способов самоидентификации (10).

В информационном обществе 21 века электронное видение диктует структуре живописного образа во многом новую форму обобщения. Резкие ракурсы, драматический срез композиции, укрупненная деталь - все эти приемы обязаны своим происхождением  применению мощных линз, кадрирующей рамки фотографий, расширяющей арсенал живописных техник. Тем не менее, по мнению многих (10), чистая живопись в своем классическом виде теряет актуальность. Картина сегодня должна быть ярким пятном, приковывающим к себе, событием  в доме и работы Юрия Горбачева идеально выполняют эту роль.

Умирает один из субтитров искусства, но не искусство как таковое. Художник всегда, в меру способностей, будет реализовывать энергетический потенциал ("экспрессус" - Курбановский, 2008). который создан складывающейся конфигурацией историко-эстетических направлений. современная наука (антропология, социология, психоанализ) открыли человеку новые взгляды на самого себя. Фотография сняла с художника "тягостную заботу" о передаче внешнего сходства, а новые виды актуального искусства получили возможность анализировать и выражать душу - сознание и подсознание, самое важное, что есть в человеке. Высказываются мнения о воскрешении принципов архаического мировоззрения, когда в первобытном обществе искусство воспринималось как часть жизни. Новая архаика - наивность на фоне повсеместной симуляции реальности  и технической изощренности, сегодня снова востребована художником и зрителем. Юрий Горбачев смело использует эту востребованность в создании своего оригинального живописного языка, соединяющего наивность с приемами классической техники высокого искусства. Как было замечено выше, в наши дни искусство уходит в поток сознания. Современность породила разорванность сознания, его драму, исчерпанность и кризис. В результате огромным распространением пользуются тотальные симуляционные практики, дигитальные нереальности оригинала в актуальном искусстве. Тем не менее, так же, как и классическое, актуальное искусство в отдельных своих проявления способно возбуждать то "чувство немотивированного наслаждения", которое Кант считал определяющим для понятия "прекрасное (красота)". это чувство в концепции Дзен называется "сатори" - соприкосновение с Абсолютным, краткий миг. преобразующий внутреннюю сущность человека.

Живописная картина, которую возможно было перемещать в пространстве, в отличие от фрески античности или средневековой росписи на стенах храмов, возникла в эпоху Возрождения. Сегодня классическая картина "не затрагивает нерв актуальности" (Курбановский, 2008). Пошатнулось или исчезло господство механизма видения мира художником со стороны. Картина, как окно к богу (средние века), в окружающий мир и в мир потусторонний воскрешением образов предков перестала играть исключительную роль в изобразительном искусстве. Кризис стратегии репрезентации начался с 20 века - зритель перестал удовлетворяться тем, что в картине художник выражает себя, возникла подсознательная потребность, ожидание того, что в картине будет отражен также и зритель. К началу 21 века этот кризис привел к отрицанию живописи как "симптома буржуазности".

В информационном обществе 21 века господствует значительно увеличившийся темп жизни. Создаваемый художником актуального искусства  образ жестко проверяется на способность привлекать и удерживать внимание, на интенсивность и скорость рассматривания, приводящие к глухоте, безучастности к оттенкам, господству симуляционных практик. Избыток визуальной информации, непрестанное удвоение реальности всеми средствами медиа делает язык пересказа не интересным, исчерпан ресурс взгляда художника, оценивающего извне картину мира. в таких трудных условиях творчество Юрия Горбачева выдерживает постоянную жесткую "проверку" на самую возможность существования в искусстве, прорывая завесу безучастности общества. Следует добавить, что современный художник, работая в перегруженном информационном поле, вынужден постоянно вступать в соревнование с мировыми гениями (10). При этом отвергаются выработавшие свой ресурс техники, такие, как "банализированная оптика импрессионистического видения мира" (10). Юрий Горбачев смог предложить свою технику, свой взгляд на мир, успешно выдержать экзамен на оригинальность, что большая редкость в искусстве наших дней. Как истинный большой художник, он нашел свои средства выражения современной жизни. В произведениях Горбачева есть зрелость, мудрость для передачи ощущения быстротечности времени, того, что все моменты жизни (хоть в России, хоть на острове Бали в тропиках) мимолетны и равнозначны. Творчество Горбачева лежит в мейнстриме новой наивности, новой архаики, которая , по мнению многих (10) должна сменить исчерпанность романтических надежд постмодернизма, закончившегося настроениями иронии и цинизма, для Горбачева совершенно и демонстративно чуждыми. Символично что художник полностью отказался от использования черного цвета в своих работах. Будучи ярким представителем актуального искусства, Юрий Горбачев работает на уровне подсознания. Не только опыт прожитой жизни, но и воспоминания детства, проведенного в глубинке России, вероятно с посещениями сельской церкви, формируют творческий облик художника. Юрий Горбачев придает повышенную красочность своим работам. Чистые тона привлекают глаз, радуют красивыми красивыми яркими сочетаниями. Красочное богатство - характерный признак живописи Горбачева. Художник избегает смешивать краски, превращает оттенки в плоскостные элементы, помня, что сила и звучность цвета зависят от интенсивности пигмента и его чистоты. У древних иконописцев он заимствует и успешно использует  в современном преломлении повышенную красочность деталей. Многочисленны заимствования у русской иконописи многих художественных принципов. Прежде всего это размещение центрального образа в обрамлении широкой "кадрированной" ленты прямоугольников - миниатюрных сцен ("клейма"), представляющих эпизоды жизни главного персонажа, так называемые "житийные иконы". ("Димитрий Солунский с житием", 16 век (11).

Юрий Горбачев, сохраняя принцип построения композиции, помещает в ее центральном поле слонов ("Композиция с тремя слонами", 2013), сказочного Синего коня, и даже бутылку водки "Столичная". В "клеймах" размещаются чаще всего цветы, геометрические фигуры, изображения листьев и плодов и вообще явно всего того, что придет в голову.

В глубинах времени можно встретить и прямые аналогии картин Горбачева с образами древнерусской живописи. Так композиция иконы 17в. "Древо родословное Иисуса Христа (2) представляет собой рамку из прямоугольных предметов, в каждом из которых  - цветок, или абстрактный геометрический элемент, окружающие живописное центральное поле, наполненное изображением цветущего дерева с призраками святых в медальонах на ветвях.

Используется Горбачевым также прием заполнения  центральной фигурой почти всей плоскости картины и вписывания второстепенных мелких деталей в образовавшиеся фоновые просветы. Когда зритель смотрит на картину в целом, он не видит деталей. Если же рассматривать крошечные сценки, теряется общий вид. Художником позаимствовано в данном случае из иконописи иерархическое различение объектов благодаря их разноразмерности. Заметим, что введение этого приема в русскую иконопись приписывается знаменитому Федору Зубову (16в.) (2).

Во многих случаях на задних планах картин Юрия Горбачева размещаются архитектурные сооружения. Они могут быть только контурно намечены, или сложны по форме, пространственному решению. Имеют чаще всего вид зубчатых башен, обрамленных островерхими завершениями, многоглавых церквей, домов с аркадами. В основном архитектурные виды напоминают или русские мотивы, или представлен Таллинн ("Таллинн"2014). В соответствии с традициями русской иконописи, архитектура раскрашивается в светлые тона.

В целом картины Ю. Горбачева, подобно иконам, строятся в правилах линейной перспективы путем развертывания в одном изображении нескольких планов, при разобщении этих планов в разные плоскости в контрастно-параллельном сосуществовании.

Многие образы и мотивы художника (вероятно, на уровне подсознания) сходны с иконописными. Это касается не только обстановки (архитектура, пейзажи), но и, например, изображения животных, птиц. Фантастический Тигр ("Тигр", 2009) очень напоминает библейского льва с иконы 12-13 века "Адам нарицает имена зверям", причем это сходство проявлено в общем выражении "лица" зверя. (3). Змей на картине Горбачева "Адам и Ева" (1992) похож своей ровной длиной, лишь немного уменьшающейся к концу, и головкой, остроконечно заканчивающейся полуоткрытым ртом, со змеем фрагмента фрески "Страшный суд" церкви Спаса на Нередице (11-12 в.в.) (5). На иконописном коне с крутым изгибом шеи, изящными ножками, ясно-различимым глазом и стоящими ушами скачут герои Юрия Горбачева ("Ряженые 1996), а также волхвы на фреске 14 в. "Рождество Христово" (5). Похожи на иконописных птички, условно изображаемые художником с как бы приделанными крылышками (икона "Христос, изгоняющий торгующих из храма", 17в.) (6). И босые ноги героев Юрия Горбачева сходны с ногами, например, "Адама и Евы в Раю" (17в.) (6) - то же изображение пальчиков в виде простой гребенки. Единственная разница в числе пальчиков - у современных одним меньше.

Столь любимые художником и часто изображаемые яркие цветы с плоскими лепестками как будто прямо сошли с традиционной росписи русских прялок и хохломских дереаянных ложек (8).

Особенно следует подчеркнуть древнерусские корни использования золота в творчестве Юрия Горбачева. Традиционны золотые фоны икон и нимбы над головами святых. Знаменитые "Суздальские золотые врата" в Ипатьевском монастыре датируются 12 веком (3). Они исполнены в технике горячего золочения по полированной меди. Эта техника фиксирования золотого дизайна активно применялась в России. Использовалось золото и в живописи. Крупные пробелы золота организуют форму  мафория Богоматери Тихвинской (17в.) (3). Или приведем описание иконы Смоленской Богоматери (2): "Струящийся ливень золотой штриховки изливается на фигуру Богородицы золотым дождем. Краски икон играют и переливаются, как в изумительной по цвету древней финифти. Блеск умело наложенного золота усиливает сходство с эмалями".

Это поэтическое описание древнерусской иконы вполне может быть повторено при описании работ Юрия Горбачева, соединяющего в единый сверкающий, яркий мир живопись, золото, лаки и эмали.

В заключение скажем, что Юрий Горбачев блестяще выполнил задачу, поставленную самим временем - задачу обновления художественного языка искусства. Его творчество спонтанно, непредвиденно, динамично, соединяет восточную чувственность и европейское планирование в ярких цветовых  размышлениях.

 

1. Ополовников А.В. Сокровища русского Севера, "Стройиздат" М. 1989, 366с.

2.Брюсов В.Г. Федеор Зубов, "Изобразительное искусство", М. 1985, 206 с.

3.Сокровища Суздаля, Сост.С.В.Ямщиков.

4.Ильин М.А. Загорск, "Аврора" Л. 1971, 134 "Изобразительное искусство" М. 1970, 196 с.

5. Древнерусская монументальная живопись (ХI-XIVв.в.) ред.М.А.Бойко, "Со.художник" М.- Л., 1964 альбом

6.Масленицин С.И. Кострома, "Аврора", Л. 1968,140с.

7.Масленицин С.И. Переславль Залесский, "Аврора", Л.1975, 142 с.

8.Масси С. Земля Жар-птицы, "Лики России", СПб 2000, 512 с.

9. Worringer W-Abstractionund Einfuhlung. Munchen, 1918 (1906)

10.Савчук В.В., Курбановский А.А. Концептуальный экспрессионизм Валерия Лукки, "Академия исследования культуры, СПб 2008, 206с.

11.Калужский областной художественный музей. ред.С.И.Масленицын и др. "Изобразительное искусство", М.1976, альбом.

 

 

 

 Марина Унксова
 Член Международной Ассоциации Искусствоведов ( АИС)
 Санкт- Петербург , январь 2015